ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ДМИТРИЯ РАЗУВАЕВА




Еще семь лет назад никто подумать не мог, что придет время, когда фашизм вновь обрушится на наши земли. В 2014 году перед жителями Донбасса стал выбор – подчиниться киевской хунте или отстаивать право жить на своей родной земле. Чтобы не дать укрофашистам поработить жителей шахтерского края, поднялись самые смелые, решительные, любящие свою Родину граждане. Они взяли в руки оружие, потому что знали – за их спинами отчий дом, родные люди, которых нужно уберечь от «коричневой чумы». Бесконечно будем благодарны нашим защитникам. Склоняем головы перед теми, кто отдал свою жизнь ради нашего светлого будущего.

Дмитрий Викторович Разуваев, позывной «Нэмо», родился 3 апреля 1975 года в городе Кировске. С самого начала образования Луганской Народной Республики стоял на страже ее рубежей. Будучи в звании сержанта в должности командира 2-го отделения отдельного взвода огневой поддержки батальона «Призрак», погиб при обороне села Желобок и поселка Донецкий 7 июня 2017 года.

- Мама, вот ты говоришь, девочек нельзя обижать, так они сами меня обижают! - сказал маленький Дима, вернувшись домой из садика. Он рос обычным мальчишкой. Дружелюбный, веселый, справедливый. Воспитывался без отца, поэтому считал своим долгом всегда помогать маме. Помимо помощи по дому, Дима любил готовить, и у него это прекрасно получалось, даже вареники. Галина Васильевна, мама Димы, рассказывает, что он очень спешил жить. Никогда не сидел без дела. После училища трудился на разных рабочих специальностях, в том числе в шахте. Было время, когда он вместе со своим старшим братом Юрой ездил в Москву на заработки. Туда и маму заманили в гости, чтобы показать ей всю красоту мегаполиса. Вспоминает мать эти дни, говорит как будто их и не было. Все пролетело одним днем…

КОГДА НАД НАМИ НАВИСЛА БЕДА

Когда украинское правительство объявило войну жителям Донбасса, Дмитрий, не задумываясь, вступил в отряды ополчения. Любящая мать никогда не пожелает своему ребенку плохого. Вот и Галина Васильевна уговаривала сына не идти.

- Я ему говорила: «Сыночек, Дима, а как же я? У меня ведь кроме вас с братом никого больше нет». А он сказал: «Мам, не переживай, я буду очень осторожен». И ушел.

Галина Разуваева рассказывает, что Дима был еще тот чудак. Чувство юмора никогда его не покидало.

- Еду я как-то в автобусе, - вспоминает, - с собой взяла пирожки, чтобы передать ему на блокпост. Ополченцы зашли к нам с проверкой. Я сижу, смотрю, Дима заходит. Увидел меня и на весь автобус громким голосом говорит: «О! Вот эта женщина нам и попалась! Мы ее везде ищем – это же с той стороны наводчик!». Все пассажиры с опаской смотрели на меня. Даже водитель обернулся. Меня смех берет, а Дима мне подмигивает. Я уже не выдержала, говорю: «Дим, ну тебя! Забирай пирожки, не держи нас, мы поехали». Поблагодарил, взял пирожки, и сказал людям в автобусе: «Вы ничего не подумайте – это моя родная мама, я просто пошутил». Очень веселый был, очень добрый.

Дмитрий Разуваев никогда не мог себе позволить обидеть кого-то. Был очень честным. На защиту своей земли стал уж точно не ради денег. Оружие взял, потому что родился здесь, здесь вырос, потому что маму нужно защищать! Считал своим долгом быть на передовой вместе с остальными ребятами. Никакие уговоры ни брата, ни матери оставить это все и уехать в Москву, на него не действовали.

А СЕРДЦЕ УЖЕ КОЛОТИЛОСЬ…

Желобок всегда являлся, да и по сей день является одной из самых горячих точек на Луганщине. Именно там в последнее время и находился Дмитрий. В периоды затишья созванивался с мамой, узнавал, как она поживает, успокаивал ее тем, что с ним все хорошо.

- Дима приехал в Кировск 3 июня. Был в увольнении. Сказал, что искупается, побреется и 4-го придет ко мне. Я ждала-ждала, а его все не было. Звоню – не отвечает. Догадалась, что что-то случилось. Наконец-то дозвонилась. А он говорит: «Мам, я на Желобке. Начались сильные бои, не могу оставить своих ребят». Сказал, что обстановка очень тяжелая, поэтому будет звонить мне в определенное время. 5-го числа ночью Дима и несколько мальчишек с ним приехали, побыли немного, искупались, покушали. Потом сын крепко меня обнял, взял продукты с собой и - на передовую. 6-го в трубку мне говорил, чтоб я не переживала, что с ним все хорошо. А у самой сердце уже колотилось...

ВОСПОМИНАНИЯ КОМАНДИРА

Владимир Черкас («Кузнец»), был в то время командиром отдельного взвода огневой поддержки батальона «Призрак». О Дмитрие Разуваеве говорит так:

- Человек настойчивый, упорный, душа компании, со всеми мог найти общий язык. Безоговорочно выполнял любую поставленную задачу. Ни разу не дал повода упрекнуть его в чем-то. Он шел сюда не за деньгами, не за какими-то благами. Это идейный человек, который восстал против фашизма! Ему было противно то, что нам навязывают совершенно иные ценности, ведь он еще той, советской закалки, уважал старшее поколение. Хотел освободить всю Луганскую область, и думал продолжать дальше искоренять эту чуму, которая вбилась в головы приверженцев Майдана. Дима всегда был справедлив, и не позволял другим поступать иначе. Он даже мне, его командиру, мог прямо указать на некоторые моменты, в которых я был неправ. Я, в свою очередь, только приветствовал это. Он был мне другом, товарищем, братом. И погиб он у меня на глазах…

7 ИЮНЯ - ПОСЛЕДНИЙ БОЙ РАЗУВАЕВА

В ночь с 6 на 7 июня украинские силовики предприняли попытку штурмом взять позиции ополчения и завоевать господствующую высоту - Желобок. К тому времени в поселке не было ни одного местного жителя, а также, благодаря «воинам света», ни одного целого дома. Само село находится на возвышенности, с его окраин хорошо просматриваются путевые сообщения и такие города ЛНР, как Алчевск, Стаханов, Брянка. Если бы противник захватил Желобок, то, подтянув артиллерию, смог четко бить по мирному населению этих городов.

- Поступил приказ около 5-ти часов утра выдвинуться всем личным составам на усиление наших позиций в районе Желобка. Дмитрий Разуваев шел со мной в качестве «авангарда» (впереди - прим. автора) с двумя бойцами. Он всегда первым везде прорывался, а мы уже шли за ним следом. В первой половине дня Дмитрия ранило осколком в предплечье. Руку перевязали, вызвали для него машину, но он отказался эвакуироваться. «Командир, я остаюсь с тобой!». Это были его слова. Он продолжал со мной вести огонь, отражая атаки врага. В тот день нас пытались взять штурмом пять или шесть раз – точно уже не помню. Когда враг выходил на прямое столкновение, приходилось рисковать – под их прямым огнем мы наносили им удар из пулеметов. Дима вместе со мной находился под пулями. Сказать, боялся ли он? Да, боялся. Все мы боимся. Стараясь ничем не выдавать свой страх, он осознанно шел вперед, показывая достойный пример нашим молодым бойцам. Будучи раненым, он выполнял все задачи. Подноска боеприпасов, перезарядка вооружения. Также он был моим корректировщиком. До последнего оказывал помощь в сопротивлении с врагом.

В тот день была удушающая жара, а вражеская артиллерия, которая била по бойцам Народной Милиции с трех сторон, еще больше придавала изнуренности. Во второй половине дня, отбив очередную атаку укрофашистов, Дима взял ведро, и пошел к колодцу набрать воды. Противник заметил его и целенаправленно открыл огонь!

- Дима уже подходил ближе к нам, как вдруг прогремел взрыв! Враг нас видел – расстояние между нами было метров 600. Я и командир сводного взвода разведчиков были в бронежилетах, а Разуваев - без. В него попал осколок еще раз, он упал. Мы побежали к нему, как вдруг последовала серия взрывов – огневой налет. Били точечно. Он лежал. Мы ему: «Дима! Дима!» Но помочь уже ничем не могли. Ранение было не совместимое с жизнью. Запомнилось удивление в его глазах… - Владимир с сожалением вздохнул и продолжил. – Ушел он, грубо говоря, не попрощавшись.

Защитникам ЛНР удалось отбить все атаки врага. Украинские каратели так и не смогли занять господствующую высоту. Желобок по настоящее время находится под контролем Народной Милиции.


ЧЕЛОВЕК НЕ ЖИЛ, А ДЫШАЛ

Три года прошло с тех пор, а боевые товарищи до сих пор вспоминают Дмитрия, как преданного своей Родине сына, верного друга, жизнерадостного человека.

- Он любил жизнь! Он любил свою семью! Всегда заботился о своем личном составе. Если строились блиндажи, Дима брал лопату и вместе со всеми копал землю. Был очень хозяйственным даже на передовых позициях. Переживал за своих пацанов, чтобы у них всегда было что поесть, было возле чего погреться, поэтому буржуйка в блиндаже – было одно из основных его требований при оборудовании позиций. В этом плане он меня как командира разгружал. Все обязанности по заботе о личном составе он брал на себя. Ни разу меня не подвел. Я считаю его настоящим героем! Он не просто жил, он дышал своей жизнью! - с грустью в глазах и сожалением о потере своего друга рассказывает Владимир Черкас.

Юрий, старший сын Галины Разуваевой, увидев младшего брата в гробу, не смог спокойно пережить это. На нервной почве у него отказали ноги, а позже, когда он подлечился и поехал на заработки в Москву, у него случился инсульт.

- Сказал, что поехал на памятник брату зарабатывать, а там такое с ним случилось. Они очень любили друг друга, были очень дружны. Я благодарна неравнодушным москвичам, которые помогли мне привезти сына домой в Кировск, всем нашим ребятам, Алексею «Доброму» - командиру «Призрака» - за то, что не забывают нашего Диму, за то, что мне помогают. Я до сих пор хожу в церковь и молюсь за всех, кто не бросил меня в этой беде, кто пришел на помощь.

7 июня уже три года будет, как Димы нет с нами. Время не успокоило материнское сердце. Горечь утраты несоизмерима ни с чем. Галина Васильевна до сих пор периодически балует ребят из «Призрака» разными вкусностями, вяжет носки им, иногда по 150 пар передает на передовую. В батальоне ее называют просто - «мама Галя».

- Я очень горжусь своим сыном, но его больше нет…

Просмотров: 0

© 2020 «Наш Донбасс»

 информационно-аналитическая

 интернет-газета.

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

интернет-газета "Наш Донбасс" не является

средством массовой информации

Контакты:

info@nashdonbass.ru

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джебхат ан-Нусра», Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры », «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Азов», «Айдар», «Донбасс».