СИЛЬНЫХ ДУХОМ НЕ СЛОМИТЬ!


Было время когда никто из нас не задумывался о том, что будет, если мир перевернется… Неважно как: с боку на бок, с головы на ноги… Мы просто жили. Жили и у каждого из нас была прямая, которую обязательно должны были преодолеть. Несмотря на все препятствия, мы видели цель и шли к ее достижению... Пока к нам в дом не пришла война…

Кажется, банально вспоминать тот 2014 год… Но, к сожалению, острой болью он пронизал каждую семью, которая, не предав традиции предков, жила и живет на Донбассе. На земле, которая дышит памятью наших близких, памятью с раннего детства закаленных девчонок и мальчишек. Нам взрослые все желали мирного неба на земле, но мы никогда не понимали ценность этих пожеланий, пока не оказались перед лицом беспощадной войны и сопровождающей ее смерти.

Украинская армия и карательные батальоны неустанно продолжали убивать Донбасс… В их немилость попал и Первомайск. Маленький городок в Луганской области, сейчас там по его окраинам проходит линия соприкосновения военнослужащих ЛНР и ВСУ. Раньше там жил он - Александр Кашуркин.


О Саше я узнала совершенно случайно. Волею судьбы, по заданию редакции, я оказалась в том месте, где одинокие старики обрели свой дом – в Луганском гериатрическом доме-интернате № 1. Сказать честно, атмосфера там настоящей семьи, и в этом большая заслуга всего коллектива.


Взяв интервью и уже собираясь уходить, я совершенно случайно узнаю, что в этом доме-интернате несколько лет живет Саша. Тогда я еще не знала его имени, мне просто сказали, что «парень, который встал на защиту Родины, и получил ранение в Дебальцевской операции», находится там.


Домой приехала. Нужно было писать статью о ветеранах, а в мыслях все это время слова: «Здесь даже ополченец находится, молодой парень».

Хотите верьте, хотите нет, но я в этот вечер, как мне казалось тогда, подняла полмира, чтобы узнать, действительно ли это правда.


Я хотела узнать имя этого парня, сколько ему лет, почему он там оказался и номер телефона директора этого учреждения. Расстроилась. На часах было 17.30, а на календаре – пятница. Мне на каждый звонок отвечали: «Рабочий день закончился, позвоните в понедельник». Но я не могла ждать.


Хочу сказать спасибо тем людям, которые отнеслись к моей просьбе с пониманием. Пусть это звучит, может, и громко, но на самом деле они сделали огромное дело! Мне сообщили, не дожидаясь понедельника: Александр Кашуркин, 17.07.1983 года рождения, получил ранение 27.01.2015 года в районе города Дебальцево при выполнении боевого задания. Это как раз был самый разгар освободительной Дебальцевской операции.


А дальше, параллельно своей работе, я продолжала поиски и собирала сведения об этом человеке. Мне удалось найти номер его мамы, к которой, к большому сожалению, судьба отнеслась неблагосклонно.


Галина Ивановна работала на заводе Карла Маркса в Первомайске. В 2002 году получила наряд – пошпаклевать памятник. Шпаклевка закончилась, женщина спустилась за стройматериалом, и в этот момент рухнул памятник.


Галине Ивановне на тот момент исполнилось 52 года, Саше не было еще и 19-ти.


- Я не знаю, как у меня голова осталась цела, но ребра были все поломаны. Вся правая сторона пострадала – бедро, нога – ее не удалось врачам сохранить. А в 2004-м я похоронила старшего сына. У меня остался только Саша, так как воспитывала сыновей сама. Как бы я того не хотела, но младший сын тоже не остался при мне – ушел на войну.

Галина Ивановна рассказывает, что Саша рос болезненным ребенком. Поэтому, когда пришло время идти в армию, его не взяли по состоянию здоровья. После училища сразу пошел работать на шахту – и работал до самого 2014 года там же, в Первомайске.


К тому времени в результате обстрелов города украинскими силовиками в Первомайске уже погибло большое количество мирных граждан – и об этом невозможно было молчать. Для разговоров у местных жителей была лишь одна тема – война! Сидеть и ждать, когда следующий снаряд прилетит к тебе в дом, Саша не мог. Он понимал, что его пятилетнюю дочь нужно защищать, а кто же это сделает, если не он сам. Пошел в местный военкомат. Так и очутился в гуще военных событий.


В БОЮ ЗА ДЕБАЛЬЦЕВО


Дебальцевская операция стала роковым событием не только в истории Донбасса, но и в жизни многих его жителей. 27 января Александр Кашуркин выполнял боевое задание. Их минометная группа попала под обстрел. В этом огненном смерче Саше удалось выжить, несмотря на тяжелые ранения.

Его лечащий врач Владимир Леонидович (врач-терапевт, исполняющий обязанности заведующего медотделением - прим. автора) рассказал, что Александр Кашуркин поступил в дом-интернат 16 апреля 2018 года. И прежде чем мне удалось пообщаться с Сашей, я поинтересовалась у врача, какое у пациента сейчас состояние.


- Саша 27 января 2015 года получил осколочное проникающее слепое черепно-мозговое ранение с повреждением основания черепа, - рассказал Владимир Леонидович. - У него было множество ушибов левого полушария, субдуральная гематома и множество переломов костей лицевого скелета. В реанимационном отделении Республиканской больницы ему сделали трепанацию черепа. В левой части головы теперь стоит титановая пластина. Дальше он был переведен в Центральную перевальскую больницу, а затем – в клинику Вишневского Министерства обороны России, где проходил основной курс реабилитации. С апреля по сентябрь он находился там. В результате сформированного контузионного очага правый глаз ослеп, а у левого – частичное атрофирование. После реабилитации он вернулся домой. Мама с ним занималась, пока здоровье позволяло.


Галина Ивановна, мама парня, рассказала, что в клинике Вишневского Саша начал понемногу разговаривать – сначала шепотом, потом лучше уже. Но речь все же в связи с тяжелыми травмами осталась нарушена. И не ходил Саша вовсе.


- Я его заставляла делать упражнения, ставила перед ним кружку и просила, чтобы он к ней дошел. Потом дальше. Заставляла маршировать на балконе – он брался за решетки на окне и шагал на месте. Но, к сожалению, мое здоровье начало ухудшаться и я понимала, что уже не могу за ним ухаживать как прежде. Да и сама же я без ноги – инвалид 1-й группы. А помощи больше ждать не от кого. Сашина жена с пятилетней дочкой уехали жить на Украину. Вот и пришлось мне оформить сына в интернат.


- Саша полностью получает медикаментозное лечение и проходит курс реабилитации на базе лечебной физкультуры. Инструктор ежедневно проводит с ним занятия, - продолжает врач. - Он был к нам доставлен в таком состоянии, что ему тяжело было по комнате передвигаться. Сейчас он с тростью самостоятельно может выйти на улицу, уже не пользуется ни инвалидной коляской, ни ходунками. Ограниченное движение нижних и верхних конечностей – это результат черепно-мозговой травмы. Но могу сказать, что на сегодняшний день состояние у него удовлетворительное. Аппетит хороший. Правда, присутствует постоянная сонливость.


Узнав о таких диагнозах, я думала, что мне не удастся поговорить с самим Сашей. А врач обрадовал:


- Что вы, он уже ждет вас. Он в здравом уме, да и с памятью все в порядке – так что задавайте вопросы – и он вам ответит.


Мы с Сашей расположились в холле, на мягких креслах. Там стоит телевизор. Врачи сказали, что Саша часто его смотрит, поэтому в курсе всех происходящих событий. И врач был прав. Если честно, я боялась задавать вопросы о том времени, когда многие жители Донбасса вышли из шахт и взяли в руки оружие. Но как ни крути – эту тему никак обойти невозможно.


- Саша, ну ты же в армии не служил, а почему решил взять в руки оружие?


- Надоело смотреть на все, что тогда происходило на Украине, - ответил Саша. Никакой правды не было. Правительство говорило одно, а делало другое. Вот и встал на защиту Донбасса. Мы хотели лишь одного - добивались справедливого отношения к себе.

27 января мы получили боевое задание. На его выполнение пошло 6 человек - командир нашего расчета и пять бойцов. Попали под минометный обстрел. Всех ранило. Мы с Лехой начали отбегать назад – другие ребята не двигались. Я до сих пор не знаю, живы они или нет. К нам полз медбрат, он подсказал, в какую сторону двигаться. Там была машина, на которой нас довезли до ближайшего расположения. Потом уже перевезли в Луганск. Я помню, что травматология была переполнена военными. К сожалению, больше ничего не могу вспомнить с того времени.


- Саша, ты получил очень серьезное ранение. Не жалеешь о том, что пошел воевать?


- Я думал об этом. Но по-другому бы я не смог поступить. Война никогда к хорошему не приводит. Ни для какой стороны. Но я не жалею ни о чем. Обидно сейчас за наших ребят, которые не могут открыть ответный огонь по врагу. У нас же приказ – не стрелять. А украинские войска не придерживаются режима тишины. Они, пока не попадут в конкретную мясорубку, не поймут, чего мы стоим. А мы стоим многого. И звать нас по-другому – не как их. Мы – луганчане, жители Луганской Народной Республики. А они укры. Нам с ними не по пути.


- Что бы ты пожелал тем ребятам, которые сейчас стоят на защите наших рубежей?


- Чтобы они служили верой и правдой, и никогда не падали духом – тогда все будет отлично.

Я благодарен всему медперсоналу. Они очень добры, хорошо ухаживают. А еще я хочу передать большой привет своей дочке – Сашке. После ранения мы с женой разошлись. Она забрала дочку и уехала жить на Украину. Мне очень хочется, чтобы они побыстрее вернулись и жили здесь. Я бы многое для этого сделал. А еще хотел бы вновь увидеть своих боевых товарищей, с которыми свела судьба.

Саше 17 июля исполнится 37 лет. Очень хочется, чтобы его самая заветная мечта – увидеть родную дочь - воплотилась в жизнь.

День рождения в кругу друзей Саша не праздновал уже много-много лет подряд. Как можно скорее надо менять эту традицию. Лучший подарок для Саши сейчас, конечно же, – внимание и забота. И в наших силах преподнести его виновнику торжеству. Представьте, насколько бы приятно было мужчине, если бы к нему в этот день пришли боевые товарищи. Если не получится прийти, можно позвонить и поздравить.



Наша редакция располагает номером Александра и мы готовы его предоставить.

Мужчинам тоже нужна поддержка!

Несмотря на тяжелейшее ранение, он остался жив. Значит, основное задание впереди – жить и жить счастливо.

Война у нас одна на всех, а судьбы разные. Мы должны помнить о том, что никакие лекарства не заменят нам искреннего общения. Одно доброе слово может спасти даже безнадежно больного человека. Поэтому давайте не проходить мимо друг друга! И если у вас появляется минуточка свободного времени, – подарите ее тому, кто в этом действительно нуждается. Возможно, тогда прекратятся все войны на нашей земле!

© 2020 «Наш Донбасс»

 информационно-аналитическая

 интернет-газета.

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

интернет-газета "Наш Донбасс" не является

средством массовой информации

Контакты:

info@nashdonbass.ru

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джебхат ан-Нусра», Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры », «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Азов», «Айдар», «Донбасс».