Июльский ад. Расстрел Луганска


Земля Донбасса насквозь пропитана кровью мирных людей. Бушующая река смерти полилась внезапно, 6 лет назад, когда обезумевшее украинское правительство объявило жителей Донбасса  террористами. Неумолкающие обстрелы, разрывы снарядов, жертвы и разрушения… Что это было? Акт запугивания? Месть за неповиновение киевской хунте? Уничтожалось буквально все – объекты инфраструктуры, социальные учреждения, храмы, детсады, школы  и больницы города. 

Многие жители спешили вывести свои семьи за его пределы. За пределы города, который стал целью карательных обстрелов укрофашистов летом 2014 года, подальше от надрывавшего мозг гула бомбардировщиков, надрывной сирены скорой помощи и разрывов снарядов. Но самым страшным оказалось другое – запах смерти. В июле он накрыл практически каждый район города. Он ощущался не столько на физическом, сколько на подсознательном уровне. С каждым днем становилось все страшнее. А уже в конце месяца прекратит свою работу железнодорожный вокзал – ниточка, которая могла спасти луганчан от того ада, который им устроили великие «освободители». Эта нить была оборвана. И никто не мог дать гарантии, что будет с теми, кто не смог выбраться из блокадного города. Но город жил… 

Общаясь с луганчанами разного возраста и социального статуса о тех событиях, которые происходили летом 2014 года в родном для них городе, не замечаешь разницы – пенсионер это или школьник, некогда успешный предприниматель, рассудительный преподаватель или работник по благоустройству. Шесть лет назад нас всех объединила общая беда – мы все оказались под обстрелом украинской армии. У нас общие воспоминания, столько пережитого, одна надежда на мир и общий июль. 


- Мы – мирные граждане, трудолюбивый народ, никогда бы в жизни не решились применить против кого-то оружие. Мы работали на благо семьи, города, страны. Мы хотели жить в мире, чтобы у наших детей было прекрасное детство и перспективное будущее. Для меня лично только в июле 2014 года стало понятно, что Украина навсегда решила отрезать нас от себя. Я понимал, что не смогу  защитить свою семью от падающих на наш город снарядов. Под свисты мин я вывез жену с ребенком с восточных кварталов на автовокзал. Людей было очень много. Как только объявили тревогу, нас с площадки эвакуировали в бомбоубежище. После того как опасность миновала, посадка людей в автобусы продолжилась. Тогда я даже думал, что в последний раз вижу их – за стеклом уже отправляющегося автобуса. Они уезжали в Россию. Я знал, что там они будут в безопасности, - вспоминает Александр В., частный предприниматель.      

Да, луганский автовокзал, откуда ежедневно отправлялись автобусы, вывозя женщин, детей, стариков, спасая им жизни, стал одним из самых обстреливаемых ВСУ объектов. 6 июля при обстреле автовокзала пострадало 6 человек, еще чуть позже было убито 15 мирных граждан. Об этом в одном из своих интервью рассказал директор ООО «Луганское региональное управление автобусных станций» (ЛРУАЗ) Юсуп Якубов.

- Автобусы выезжали переполненные. Для нашего города такая ситуация была немыслимой. К сожалению, были жертвы и на центральной территории, и возле входа, и там, где «Фуршет». Бомбоубежище  на территории автовокзала спасло многим жизни. К нам прибегали мамочки с детьми на руках, раненые, все в крови. Мы работали до последнего, пока автовокзал мог функционировать, -  сказал директор. 

14 июля был обстрелян район Луганского областного клинического онкологического диспансера, погибли женщина и мужчина. Частично были разрушены жилые дома. Квартал Степной в этот день был обстрелян из РСЗО «Град». А позже из официальных сводок стало известно, что в Луганске в тот день из-за обстрелов погибли восемь мирных жителей, из них - один ребенок. В этот день были ранены 52 человека,  среди них - 4 ребенка.  На сайте городского совета ежедневно появлялась информация о жертвах и разрушениях. 


15 июля 2014 г. местные власти Луганска объявили траур по погибшим в результате боевых действий мирных жителей: «С 12 по 15 июля в Луганске погибли 17 мирных жителей, 73 были ранены», - сообщала пресс-служба горсовета. 

Но город жил! Из последних сил, превозмогая боль утрат, мирясь с отсутствием воды и электроэнергии, спешно латая воронки от взрывов, город жил! Работники силовых структур, МЧС, коммунальных и социальных служб, педагоги  и врачи, те, кто остался в израненном городе, – спасибо им огромное. Они не выехали из города именно для того, чтобы Луганск жил. Жил под арт- и авиаобстрелами. Жил, потому что его не бросали сами луганчане. 

По информации Департамента образования и молодежи Луганского городского совета, на момент 16 июля от обстрелов уже пострадало 14 учреждений образования Луганска. Все, как и планировал тогдашний президент Украины Петр Порошенко, когда во всеуслышание объявлял о том, что их дети пойдут в школы, а наши – будут сидеть в подвалах.  

18 июля - очередной черный день

В течение дня Луганск был под огнем. Снаряды падали практически во всех районах города. Зафиксированы попадания в центре, на кварталах Южный, Героев Сталинграда, Гаевого, 50 лет октября, в Каменнобродском районе, районе автовокзала, лесоторгового склада и других частях города. 




«По предварительной информации с сегодняшнего утра погибло более 20 мирных жителей…» - продолжала информировать пресс-служба на сайте Луганского горсовета.

Юрий Топко, житель восточного района города, рассказывает, что 18 июля он договорился встретиться с товарищем в квартале 50 лет Октября. Они переговорили, перешли дорогу. Товарищ остался  на остановке, а Юрий пошел выше – в сторону торгового центра «Каштан».

-  Не доходя до «Каштана», я услышал уже разрывы. Побежал обратно к остановке, на которой остался друг. Он должен был там встретить жену с дочерью. Когда я подбежал, то не поверил своим глазам. Люди в панике, кто-то что-то кричал по телефону, кто плакал, кто, наоборот, впал в остолбенение.  Там на углу раньше был солярий. Возле его здания лежали люди. Когда я подбежал, их уже накрывали одеялами. На асфальте сидела женщина, она была ранена в плечо и голову.  Мой друг как раз оказывал ей первую помощь, пытался помочь. Уже вместе мы отвели ее к остановке. Кровь продолжала  струиться, мы прижимали ее раны до тех пор, пока «скорая» не подъехала. 
Чуть выше остановки стояла маршрутка с выбитыми стеклами, побитая осколками. Вот как-то кроме суеты мало что запомнилось. В такой ситуации, когда пытаешься помочь конкретному человеку, не замечаешь, что происходит в округе. Люди не расходились – помогали другим раненым. И даже не думали тогда о том, что обстрел может повториться, - рассказывает Юрий.

Любовь Федорова также стала очевидцем этого кромешного ада.

- Я услышала гул, свист. Люди стояли на перекрестке в этот момент с обеих сторон,  ждали зеленый свет светофора. И вдруг снаряд упал прямо  возле молочного киоска «Станица». Разрыв. Это даже страшно вспоминать. 8 человек погибли сразу. Раненых было очень много. А меня волной как кинуло! Я не бежала, я летела к рынку Восточному. А там еще один снаряд упал – возле аптеки «Фармация», это где кинотеатр «Космос». Там стоял  модуль, где продают лампочки, батарейки - возле него лежал парень. Я продавцу кричу: «Вызывай скорую!» Паника жуткая началась. Парень этот, продавец,  начал вызывать «скорую». Спасибо ему большое. 

У меня же после первого взрыва перестал работать телефон. Я подбежала к тому парню, что лежал под модулем, наклонилась, думала, хоть валидол в рот положу, пока «скорая» не приехала. У него в области сердца был осколок, и оттуда ручейком текла кровь. Пощупала – пульса уже нет. Приподнялась, и вижу – в стороне, чуть наискосок аптеки лежит женщина с оторванной ногой. Я в аптеку! Стекол под ногами море было. Снаряд упал возле 14-этажного здания, с него и посыпались эти стекла. Забегаю в аптеку, говорю: «Девочки, скоренько вызывайте «скорую», потому что там женщина лежит с оторванной ногой!»  «Скорая» очень быстро приехала. Женщину эту забрали, ногу завернули. Я спросила потом, уже когда прибежала домой (стационарный телефон тогда еще работал): «Куда забрали?» Во 2-ю больницу. Спросила: «Может что-то нужно?» Врачи сказали, что у них все есть. Позвонила на станцию переливания крови,  а они спросили: «Сколько Вам лет?» Я говорю: «Уже за 60». Они мне сказали: «Не надо, берегите себя.  У нас все есть». Позвонила опять во 2-ю больницу: «Может быть женщине с оторванной ногой какая-то помощь нужна? Может, деньги или ухаживать за ней нужно?» Мне сказали, что ничего не надо, что она в реанимации, а туда даже родственников не пускают. И то же самое повторили: «У нас все есть – берегите себя!»  

Наталья Хмаренко, медсестра скорой помощи, как раз и приехала в тот день по этому вызову. Ей неоднократно уже приходилось работать в зоне обстрела, начиная со 2 июня, когда пришлось собирать разорванные тела после авианалета по областной администрации в центре города. Но говорит, что привыкнуть к такому просто невозможно. 

- Мы приехали на Восточный рынок. Там лежала молодая женщина с оторванной конечностью. Меня поразила ее реакция. Мы положили ее на носилки, рядом - ее ногу. Она не могла поверить, что это ее нога. Спрашивала: «Это что, я? Это что, моя нога?» Спасибо нашему водителю, он домчал до 2-й больницы, наверное, за 2-3 минуты. Там уже были к этому готовы по опыту предыдущих дней. В больнице медперсонал не ходил, а бегал! Большое спасибо и низкий поклон травматологам! Сколько всего они сделали! Медсестры, санитарочки - люди работали на износ, выполняя свой профессиональный долг. Это было что-то страшное, - с ужасом вспоминает Наталья.  

Такие адские дни продолжались до конца лета. Но именно в июле ВСУ отрезали Луганск от внешнего мира. Не было газа, электричества и центрального водоснабжения, отсутствовала мобильная связь. Город был окружен украинскими карателями, которые жаждали лишь одного – поставить Донбасс на колени. 

Звуки. Они врезались в память… не только звон стекла, но и как рушатся стены и потолки этих домов, стон проваленных крыш и срубленных огромных тополей, звук сирены скорой помощи и крики людей… Город просто забивали снарядами. И один вопрос на всех – за что? И одним желанием на всех – тишины.

Тогда никто не знал, сколько это продлится, и невозможно было предположить, что впереди еще будет знойный август с постоянными обстрелами, трудностями блокады, удушающей жарой…. и непреодолимой верой в победу. Нашу победу!

© 2020 «Наш Донбасс»

 информационно-аналитическая

 интернет-газета.

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

интернет-газета "Наш Донбасс" не является

средством массовой информации

Контакты:

info@nashdonbass.ru

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джебхат ан-Нусра», Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры », «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Азов», «Айдар», «Донбасс».