Горячее лето 2014-го


Есть в жизни моменты, когда хочется кричать на весь мир… Кричать от боли - не физической, от боли тяжелых воспоминаний.  Таким было горячее кровавое лето 2014-го года. Его страшные события до сих пор терзают наши сердца, словно глубокая кровоточащая рана. 

ИЗРАНЕННАЯ ГЕОРГИЕВКА

Шесть лет прошло с того времени, а кажется, что только вчера нас нещадно обстреливали, что совсем недавно люди лишались своего жилья и теряли родных  и близких. Нам никогда не забыть ту жестокость, которую проявило к нам, жителям Донбасса, нещадное руководство Украины.  

Украинские вооруженные силы в 2014 году пришли на нашу землю для уничтожения наших городов, сел, уничтожения русскоязычного населения. 

Лутугинский район. Георгиевка. Жители этого населенного пункта отчетливо помнят тот день – 20 июля 2014-го, когда их мирную жизнь нарушили национальные батальоны. Юлия Глущенко, жительница поселка Георгиевка, Председатель Георгиевского первичного отделения Лутугинского теротделения Общественного движения «МирЛуганщине» рассказала, что в результате агрессии карательных батальонов, в Георгиевке погибло 27 местных мирных жителей, более 300 домов повреждены от снарядов и осколков мин, а 50 разрушены полностью. 

- Мы этот день и все последующие до самого 1 сентября никогда не забудем, - рассказывает Юлия. –  42 дня поселок находился в оккупации карателей. Они, когда бомбили наш поселок, перебили все провода, трубы. Не было газа, света, воды. Благо, колодцы в поселке были, из них мы набирали воду. Опасно, конечно, было выходить из дворов. Магазины не работали, они их в первые же дни растащили весь товар. Врывались к людям в дома, выносили все, что могли унести на руках, насиловали женщин, мужчин забирали в плен, обвиняя их «в связи с сепаратистами». 

Одна женщина вышла в огород за зеленью, а они ее застрелили. Еще к одной во двор танком заехали – калитку лень открыть было. Снесли ворота. Награбленное отправляли в город Счастье, а дальше – на родину свою.  Даже детское питание отбирали. Страшно было жить с такими «освободителями». «Айдаровцы», когда заходили в наш поселок с боем, нашли раненного ополченца. Они расстреливали его даже, когда он уже не дышал, а после подожгли его тело. Уже со временем, когда жизнь в наш поселок вернулась, мы раскопали место его захоронения и обнаружили телефон. Нам удалось восстановить сим-карту и дозвониться его матери, которой впоследствии и было передано тело сына.   

Еще одна жительница поселка, представитель Георгиевского первичного отделения Лутугинского теротделения ОД «МирЛуганщине» Елена Зотова помнит, что у националистов были шевроны с  надписью «Рабовласник». 

- Они нам говорили, что им обещали землю и по два раба на каждого, - рассказывает она. – Только удивлялись, где наши двухэтажные дома? Говорили, что не думали, что мы так живем, и, несмотря на это, все равно занимались мародерством. Дни ужаса… Забыть такое невозможно, и простить этого мы им не сможем!

БОМБЫ НАД ЛУГАНСКОМ 

В это время, Луганск также находился в полной блокаде и обстреливался  со всех сторон украинскими военными. Татьяна Кричевская жила в районе квартала Гаевого. Для нее самым страшным днем оказалось 31 июля.

- 31 июля 2014 года людей в городе было уже совсем мало. Я помню этот день. Ближе к вечеру начался авианалет. Я помню этот странный звук, и ощущение того, что сейчас что-то произойдет. Мы с сестрой, с детьми и родителями были в доме. Как вдруг начали вылетать стекла из окон. Мы побежали в гараж, чтобы спрятаться в смотровой яме, но потом поняли, что ни крыша гаража, ни машина нас не спасет. И мы решили бежать к подземному переходу на остановке «Буревестник». Сработала интуиция. А впереди всех собака - алабай, как сейчас помню. У нас очень сильно пострадал Меловской проезд, улица Краснознаменная, там жил священник, как раз недалеко от нас. Говорили все, что его молитва спасла многих жителей от большой беды. 


ВСЕ К ПЕРЕХОДУ! 

Татьяна вспоминает, что когда они бежали по улице Линева к переходу, вокруг людей падали осколки снарядов.  

- Дома горели вокруг – и мы решили, что безопаснее места нет. Так мы и поселились в переходе на несколько недель – до самого Спаса. Вспоминаю, как один мужчина, Владимир - не знаю, жив он сейчас или нет, уходил куда-то, а приходил с оладушками для детворы. Я не могу передать это чувство, когда люди вместо того, что бы думать о себе, как спастись, проявляли заботу к чужим по сути дела людям. Еще один мужчина уезжал куда-то на окраину города и у родственников заряжал свой ноутбук. К вечеру возвращался к нам в переход, и мы устраивали для детей кинопоказы. 

Татьяна работала учительницей и признается, что до этого момента боялась людей в форме и с оружием. Но когда ополченцы узнали, что в переходе живут люди, первым делом обеспечили их водой. Помогали продуктами. Для безопасности заложили один вход мешками с песком. С тех пор Татьяна рядом с людьми в форме чувствует себя защищенной. Помогали едой и местные. Людей сплотило общее горе.

- Ночью мы вообще ни на минуту не покидали переход, потому что очень сильно стреляли именно в это время суток. По звуку научились распознавать «Грады», но из чего украинские военные стреляли в августе, до сих пор не знаю. Стоял сплошной гул. Сын мне позже признался, что в это время научился молиться. Хочу сказать большое спасибо всем тем, кто был рядом. У нас мечта была - когда все закончится, собраться всей улицей, кварталом, выставить столы и отметить победу. К сожалению, на данный момент это пока еще мечта. Но очень хочется, что бы она осуществилась.

Естественно, то пережитое время запомнится луганчанам на всю жизнь. В редкие минуты затишья жители подземного перехода выходили на прогулку, дышали воздухом, а в 4 утра выходили осматривать свои дома – не повредило ли за ночь еще чей-то.  

- Наш дом пострадал частично, был посечен осколками, крыша пострадала, окна вылетели, но это все можно было восстановить, а вот на соседней улице дома просто горели. Там до сих пор есть не восстановленные домостроения. В одном из домов, в котором полностью все выгорело, из неповрежденного осталась только икона – мы ее видели. Было что-то мистическое в этом. Вот, правда, благодаря силе Божьей мы и остались живы.

Только через месяц окрепнут силы ополчения, и они выбьют с аэропорта украинские войска. Обстрелы прекратятся, и город со временем оживет. А подвалы и подземные переходы останутся в памяти, которая никогда не даст забыть зверства укрофашистов в то горячее лето.   

"Жизнь Луганска" https://lifelug.su/novosti/lnr/4875-gorjachee-leto-2014-go.html

© 2020 «Наш Донбасс»

 информационно-аналитическая

 интернет-газета.

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

интернет-газета "Наш Донбасс" не является

средством массовой информации

Контакты:

info@nashdonbass.ru

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «ИГИЛ», «Джебхат ан-Нусра», Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры », «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Азов», «Айдар», «Донбасс».